Версия для слабовидящих
logo
Муниципальное бюджетное учреждение культуры
«Поярковский районный краеведческий музей»

График работы

ВТ.-СБ.: с 9:00 до 17:00
Обед: с 13:00 до 14:00
ВС., ПН. - выходные

МЫ ТОЖЕ СТРОИЛИ БАМ (к 45-летию с начала строительства Байкало-Амурской магистрали). Часть 1

8 июля 1974 года ЦК КПСС и советом министров СССР было подписано судьбоносное постановление о строительстве Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. Проект был необходим для развития производительных сил Восточной Сибири и Дальнего Востока, а также для «обеспечения возрастающих перевозок грузов в этих районах». Речь шла об основном участке, протянувшемся от Усть-Кута до Комсомольска-на-Амуре через северное побережье Байкала и реку Амур – отсюда и название магистрали. Железная дорога соединила ранее построенные участки Тайшет – Усть-Кут и Комсомольск-на-Амуре – Советская Гавань. Все вместе они формируют нынешний БАМ – магистраль протяжённостью 4287 километров.

Всей страной, почти десятилетие, по глухим местам, где прежде не было никаких путей сообщения, комсомольско-молодёжными отрядами прокладывалась железная дорога. Наконец, 29 сентября 1984 года на берегу реки Сюльбан на севере Читинской области рельсы БАМа сомкнулись. Молодёжные отряды со всех уголков страны участвовали в этой важнейшей всенародной стройке: так, крупнейшую станцию Ургал строила Украинская ССР, станцию Муякан – Белоруссия, Уоян – Литва, Кичеру – Эстония, Таюру – Армения, Улькан – Азербайджан, Солони – Таджикистан, Алонку – Молдавия. Тынду, столицу БАМа, строили москвичи. Михайловцы тоже оставили на БАМе свой след. В преддверии юбилея сотрудники Поярковского музея начали сбор фотодокументального материала о жителях Михайловского района, принимавших участие в строительстве магистрали.

Николай Доровских: “Был всеобщий подъём…”

Николай Сергеевич Доровских родился 16 февраля 1953 года в селе Пояркове Михайловского района. После окончания средней школы в 1970 году устроился работать в ПМК-103, освоил на производстве профессию сварщика. В 1971 году был призван в армию, служил в Хабаровском крае. После службы, вернувшись в родное село, работал в Райсельхозтехнике. Но молодое сердце жаждало приключений, романтики – и их сполна подарил Николаю БАМ. «Комсомольскую путёвку мне и брату вручили в райкоме в августе 1975-го, – вспоминает Николай Сергеевич. – До 1975 года амурчан на БАМ практически не брали, считалось, что в области и так не хватает рабочих рук. Строили приезжие ребята из других регионов».

Николай Доровских. Тында, 1980-е гг. 

Комсомольская путёвка Н.С. Доровских 

Николай Доровских (во втором ряду сверху, 5 справа). БАМ, 1970-е гг. 

Нашивка на куртку “БАМ. Амурский комсомолец”.

По прибытии на участок под Тындой Николая определили сварщиком в механизированную колонну № 141. Здесь он трудился до 1979 года. «В нашем отряде было человек 50 – кроме поярковцев, ребята из Райчихинска, Благовещенска. Девчонки тоже приехали – их направляли туда, где физически полегче работать было, например, счетоводами. Жили мы в компактных посёлках, такие по всей стройке были. Семейным людям дали отдельный вагончик, а холостые жили в общих вагончиках по 8-10 человек». Строительство БАМа проходило в исключительно суровых природно-климатических условиях, но казалось, молодые люди их совсем не замечали. «Самой большой трудностью был, конечно, климат, мороз. В местечке Чара, например, расположенном недалеко от стыка границы Амурской области, Забайкалья и Якутии, на шкале градусника порой не хватало делений, такие морозы там были! – вспоминает Николай Сергеевич. – Иногда и деревья лопались от мороза, а на трассе камеры от колёс рассыпались в труху. Приходилось шевелиться, чтоб не замёрзнуть! Бывало и такое: натопишь с вечера котёл в вагончике, а утром встаёшь, видишь – в ведре вода замёрзла. Но мы эти трудности переносили легко. Был всеобщий эмоциональный, духовный подъём, да и молодые все были. Трудности проходят, а в памяти остаётся самое хорошее». Бамовский быт у каждого был налажен по-своему. Кто-то готовил еду на приспособленных под плиту кирпичах, кто-то обогревался гирляндами из кипятильников и нагревателей, кто-то варил этими кипятильниками в стеклянных банках супы, у кого-то обед булькал на костре рядом с вагончиком… «Столовые на участках тоже имелись, – рассказывает Николай Сергеевич. – Но в них всегда столпотворение было. А когда ты где-нибудь на трассе, на участке – куда там до столовых. Вот и приспосабливались, как могли». Трудился Николай Сергеевич в основном на западных участках Амурской области. «Ветку на восток строили военные, мы – на запад и участки рядом с Тындой. Занимались отсыпкой дороги, а также возводили полотно, – рассказывает он. – Работали зимой, летом старались взять отпуск, чтобы отдохнуть с семьёй». Со своей первой супругой Николай Доровских познакомился в райкоме комсомола здесь, на БАМе, в 1975 году. Она после окончания политехнического института приехала сюда работать комиссаром. В 1981 году молодая семья получила квартиру в Тынде. «Столицу БАМа строили москвичи, поэтому многие улицы в городе имеют московские названия. Есть здесь свой Арбат, Красная Пресня, на которой мы жили. Прекрасный город, большие многоэтажные дома. Но старшая дочь у нас всё же успела ощутить все прелести жизни в вагончике», – сетует Николай.

Фестиваль. БАМ, 1979 г. 

В свободное от работы время на БАМе бурлила жизнь. Авантюристы-студенты, палаточные лагеря, костры, песни под гитару… «Жизнь была интересной, молодые все, активные,– с улыбкой вспоминает Николай Сергеевич. – Особенно запомнились наши праздники на БАМе – 7 ноября, 1 мая всегда отмечались массово, с размахом. Много людей собиралось, на концертах выступали известные артисты. И фестиваль гитарной песни у нас проводился – «Огни магистрали», и различные соревнования, День физкультурника, например. Играли в хоккей, футбол, специально для этого спортзалы строились». В общей сложности Николай Сергеевич отдал БАМу семнадцать лет своей жизни. После мехколонны с 1979 по 1986 трудился в ЦРММ (Центральных ремонтных механических мастерских) треста БАМСтройМеханизации. В 1986-м уехал на Ямал, но пробыл там недолго и вновь вернулся на БАМ, где устроился в ДЭМ – дорожные экспериментальные мастерские. Работал он всегда добросовестно, за что неоднократно отмечался наградами, был победителем соцсоревнований, ударником коммунистического труда.

Награды Н.С. Доровских.

С 1992 года Николай Доровских живёт в Пояркове, но о бамовской странице своей жизни всегда вспоминает с улыбкой и благодарностью. «Недавно проезжал по местам своей молодости, ездил в гости к друзьям, которые остались на БАМе, и удивлялся – как мы тут вообще жили? От трассы 200 километров! Хотя я ни о чём не жалею – приобрёл на БАМе бесценный опыт, поездил по стране, посмотрел, что и как». Николаю Сергеевичу, как тысячам других представителей молодого поколения 1970-х, посчастливилось стать частью истории великой страны, частью грандиозного события – строительства Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, и этим он по праву может гордиться.

Сергей Доровских: «В памяти – только самое хорошее»

Сергей Сергеевич Доровских родился 22 января 1952 года в селе Куприянове Михайловского района. Отец его служил старшиной на погранзаставе, и семью часто переводили по местам службы – Дим, Куприяново, Чесноково. Через год после рождения сына Доровских окончательно обосновались в Пояркове. В 1967 году Сергей окончил восемь классов Поярковской школы и до 18 лет трудился токарем в ПМК-103. Отучился на водителя в местном автотранспортном предприятии, а в 1970-м был призван в армию. Службу проходил в мотострелковом полку под Уссурийском. Через два года, вернувшись на малую родину, устроился водителем в местное отделение Управления механизации сельского хозяйства.

Братья Доровских Николай (в нижнем ряду в центре) и Сергей (в нижнем ряду справа) в день проводов на БАМ. Август 1975 г.

Братья Доровских Сергей (справа) и Николай. БАМ, зима 1976 года.

В августе 1975-го вместе с младшим братом Николаем получил путёвку на БАМ. В райкоме комсомола братьям устроили пышные проводы. «На БАМ мы поехали не сразу, – вспоминает Сергей Сергеевич. – Сначала нас направили на Зейскую ГЭС, где в ноябре 1975 года проходила подготовка пуска первого гидроагрегата, а уже после этого прибыли в Тынду». По приезде Сергей Доровских был определён водителем 141-й мехколонны треста БАМСтройМеханизации.

Водители мехколонны № 141. С. Доровских второй справа. 1970-е гг.

Трудился сначала на участке БАМ – Тында, потом были Могот, Якутия, западный участок, Кувыкта, Ларба, Лопча, Олёкма. Часто добраться до места дислокации можно было лишь на вертолётах. Если работы на участке планировались долговременные, для строителей возводили основательные постройки, если нет – обживаться приходилось в вагончиках. «Жили мы и в сборно-щитовых бараках, и в общежитиях, и в вагончиках, – рассказывает Сергей Сергеевич. – Не тепличные условия, конечно, но мы эти неудобства выносили стойко. В общежитии в комнате было по три человека, в вагончиках – теснее, и по 10 человек уживалось». Водители 141-й мехколонны работали в основном на погрузке, подвозе грунта, отсыпке земельного полотна площадок, дорог. Работать приходилось много, порой по 12 часов в сутки. Зимой дополнительным испытанием для всех становился мороз. «Первая смена отогревала машины – разводили костры, ставили жар под двигатель, – и потом их без необходимости старались не глушить. В минус 50 поломка на трассе, где в радиусе многих километров нет ни гаражей, ни населённых пунктов, становилась для водителя настоящей бедой, – рассказывает Сергей Сергеевич. – В наше зимнее обмундирование входили сапоги меховые, унты, полушубок, ватники. У экскаваторщиков даже жилетки с подогревом были. В 1970-х из дружественной Монголии в дар бамовцам было направлено 15 тысяч полушубков из натуральной шерсти – так нам их выдавали как спецовку».

Сергей Доровских за рулём именного Магируса. 1970-е гг.

В карьере на погрузке грунта. БАМ, 1970-е гг.

Олёкма. Слева – С. Доровских. Конец 1970-х гг.

О трудовых достижениях, в силу природной скромности, наш герой рассказывает неохотно, но то, что он один из немногих работал на именном автомобиле «Магирус», говорит само за себя. «Именных машин было мало – на нашу колонну всего четыре. Вручение их было своеобразным поощрением за успехи в труде, – объясняет Сергей Сергеевич. – Всего машин в мехколонне – КрАЗов, «Магирусов» – насчитывалось под сотню». После ударных трудовых будней – водители мехколонны работали вахтовым методом – месяц на участке, затем 10 дней перерыва, – находилось время для отдыха и личных увлечений.

Мастерят каркас для лодки. С. Доровских – второй слева.

Бамовская жизнь “на колёсах”. 1978 г.

Почётная грамота С.С. Доровских.

В 1979 году Сергей приехал в отпуск в Поярково и познакомился здесь с будущей супругой Раисой. Вернувшись на БАМ, молодой человек потерял покой. Дойдя с мехколонной до станции Хани, в 1980-м он принимает решение вернуться домой. Здесь устраивается на работу в порт, женится. Спустя некоторое время рождаются дочери Наталья и Ольга. В Пояркове Сергей Доровских трудился не менее добросовестно, чем на БАМе – имя его часто мелькало на доске почёта, за трудовые заслуги он был отмечен знаком «Заслуженный речник Амура». Продолжая разговор, Сергей Сергеевич признаётся, что очень скучал по БАМу и около года мечтал вернуться обратно. «Трудности быстро забываются, и в памяти остаётся самое хорошее, – объясняет он. – БАМ – наша молодость. Не хватает этого времени, товарищей, с которыми бок о бок столько прожили. С некоторыми до сих пор стараемся поддерживать связь». Сергей Доровских так же, как и его брат Николай, как сотни молодых людей поколения 1970-х, был на БАМе простым рабочим – добросовестным, ответственным, скромным. А такие кадры, как известно, решают всё. Именно на них, на мой взгляд, держалось строительство магистрали. Ими жил БАМ.